«Господин оформитель» (1988)

Оригинальное название: «Господин оформитель»
Жанр: мистика, фэнтези, экранизация
Формат: полнометражный, цветной
Режиссер: Олег Тепцов
Авторы сценария: Юрий Арабов, Александр Грин
Актеры: В главных ролях: Виктор Авилов, Анна Демьяненко, Михаил Козаков, Иван Краско, Вадим Лобанов, Валентина Малахиева, Константин Лукашов, Константин Комаров, Юрий Башков, Юрий Ароян
Оператор: Анатолий Лапшов
Композитор: Сергей Курехин
Художники: Наталья Васильева, Лариса Конникова
Монтаж: Ирина Гороховская
Директор: Олег Тепцов
Длительность: 1 час 49 минут
Язык: русский
Страна: СССР
Производство: «Ленфильм»
Год: 1988
Премьера: 18 мая 1990 года

Художественный фильм «Господин оформитель» был снят в 1988 году по мотивам рассказа Александра Грина «Серый автомобиль». Это один из первых фильмов в Советском Союзе, снятых на мистическую тематику. Действие этой таинственной истории, снятой в стиле модерн, происходит в начале прошлого века. Гениальный (или безумный?) художник однажды встречает прекрасную женщину, как две капли воды похожую на одно из его творений...

Сюжет

Действие происходит в Петербурге в 1908—1914 годах. Знаменитый художник-оформитель, Платон Андреевич, хочет продлить жизнь человека в скульптуре и на рисунках, пытаясь побороть смерть и усовершенствовать окружающий мир с помощью своего таланта. Многие годы ему не давала покоя мысль о состязании с Всевышним. Ему, автору великолепных восковых манекенов, хотелось создать нечто совершенное и вечное, не поддающееся течению времени.

В 1908 году художник получает заказ от ювелира на оформление витрины магазина. В поисках натурщицы для изготовления манекена для витрины, художник находит Анну, молодую девушку, смертельно больную чахоткой, и ваяет с нее свой лучший манекен, вкладывая в работу всю душу.

Проходит время, на дворе 1914 год. Известный ранее художник впал в забвение, дела идут совсем не так хорошо, как в прежние времена. Под влиянием творческого кризиса художник начинает злоупотреблять морфием, ему грозит полное разорение.

Однажды, находясь в крайней нужде, Платон Андреевич принял предложение некоего богатого дельца Грильо оформить интерьер его дома. Знакомство с женой хозяина Марией привело художника в замешательство. Он был убежден, что несколько лет назад с нее, носящей тогда имя Анны Белецкой, он вылепил свой лучший восковой манекен. Но Мария говорит ему, что никогда раньше не видела художника, и ничего не знает ни о какой Анне. После всех попыток добиться истины, оформитель слышит от нее только: «Забудьте об Анне. Ее больше нет».

Платон Андреевич делает предложение девушке, но получает отказ: Мария говорит ему, что он слишком беден. Благодаря невероятному случаю, оформитель выигрывает у мужа Марии огромное состояние и делает предложение снова. И снова получает отказ. Тут понятное течение событий меняет свой ход, и наступает страшная развязка: девушка оказывается ожившей скульптурой его работы.

Волей злого рока сбылась мечта художника — его творения обрели жизнь. Но воплощенная в облике человека вещь, созданная в стремлении превзойти творения Всевышнего, переняла самые низкие и разрушительные свойства: Мария убивает Грильо и завладевает его домом. Ее следующая жертва — художник. Художник гибнет под колесами серого автомобиля, на котором едет Мария и безымянные представители потусторонних темных сил.

В ролях

• Виктор Авилов (дебют в кино) — Платон Андреевич
• Анна Демьяненко — Анна / Мария
• Михаил Козаков — Грильо (в рассказе А. Грина — Гриньо)
• Иван Краско — слуга
• Вадим Лобанов — ювелир
• Валентина Малахиева — старуха
• Константин Лукашов — кладбищенский сторож
• Светлана Панфилова — монашка
• Юрий Ароян — второй кладбищенский сторож
• Владимир Миняйло — офицер
• Азамат Багиров — карточный игрок
• Юрий Башков — крупье
• Константин Рацер — Смерть (нет в титрах)
• Сергей Курехин — эпизод (нет в титрах)
• Олег Тепцов — Пьеро в прологе (нет в титрах)
• Женский вокал, звучащий в кульминации фильма, принадлежит Ольге Кондиной (в титрах ее имя не упоминается).

Интересные факты

Это первый фильм в кинокарьере Виктора Авилова, ранее он участвовал лишь в театральных постановках.

* * *

Этот фильм является ремейком дипломной работы режиссера Олега Тепцова, которую ему порекомендовали снять в виде полнометражной картины.

* * *

Женский вокал, звучащий в кульминации фильма, принадлежит Ольге Кондиной (в титрах ее имя не упоминается).

* * *

В качестве дома Грильо в фильме выступал особняк Фолленвейдера.

* * *

Некоторые эпизоды снимались на Смоленском лютеранском кладбище.

* * *

В записи музыки к фильму принимали участие музыканты группы «Кино»: Ю. Каспарян, И. Тихомиров и Г. Гурьянов. Музыка Сергея Курехина из фильма «Господин оформитель» была использована также в музыкальном оформлении спектакля «Коллекционер» (по роману Д. Фаулза) — первой большой режиссерской работе актера Сергея Виноградова в 1993 году в театре Романа Виктюка, затем в «Театральной компании Сергея Виноградова». Телеверсия спектакля записана в 1994 году.

* * *

В фильме использованы работы таких художников, как Франц фон Штук (1863—1928), Эдвард Берн-Джонс (1833—1898), Одилон Редон (1840—1916), Арнольд Беклин (1827—1901), Джон Эверетт Миллес (1829—1896), Жан Дельвиль (1867—1953), Макс Клингер (1857—1920) и других.

* * *

В одной из заключительных сцен фильма герой погибает, сбитый автомобилем на Лазаревском мосту (в 1914 г., в котором происходит действие того эпизода картины, мост не существовал, он был построен в 1947—49 гг.), ныне функционирующем в режиме пешеходного. В 1988 г., когда фильм вышел на экраны, по мосту еще было возможно движение транспорта, в т. ч., автомашин и трамваев.

* * *

В конце фильма, когда господин оформитель лежит у камина в крови, звучит запись стихотворения А.А. Блока «Шаги Командора» в исполнении Эдуарда Багрицкого. В фильме есть и «цитата» из Блока: Арлекин, прыгающий в нарисованное окошко, — эпизод из пьесы «Балаганчик», написанной Блоком в 1906 году. В одном из кадров видна фотография на столе Платона Андреевича, на которой он запечатлен рядом с Блоком. Это фото является монтажом снимка Виктора Авилова и фотографии, на которой рядом с Блоком стоит Корней Чуковский.

* * *

Дружбу героя Виктора Авилова с Блоком «доказывает» еще и тот факт, что поэт с осени 1907 года по 1910 год проживал в дворовом флигеле особняка А.И. Томсен-Боннара, на Галерной улице, 41. Как известно, дом «господина оформителя» находился на той же улице, только в доме 55.

* * *

В сцене на кладбище эпитафия на могиле Анны написана как «міръ праху твоему», что является ошибкой для орфографии русского языка того времени. По дореформенным правилам русского языка слово «міръ» со старорусской буквой «і», употреблялось в семантическом смысле «все страны мира», а слово обозначающее «мир, как состояние покоя, спокойствия» писалось через «и» — «миръ». То есть эпитафия на могиле 1908 года должна была выглядеть чуть ближе к современному написанию (с поправкой на «еръ») — «миръ праху твоему».

* * *

В самом начале фильма видно, как девушка открывает музыкальную шкатулку, и на ее руках ногти не накрашены. Чуть позже, когда девушка заводит шкатулку, ее ногти уже накрашены ярко-красным лаком.

Награды и номинации

• 1989 — премия «Ника»
• «Лучшая работа художника по костюмам», победа (Лариса Конникова)
• «Лучший звук», номинация
• «Лучшая работа художника-постановщика», номинация

О фильме

Эстетский мистический ретро-триллер

Нейтрально звучащий заголовок рассказа «Серый автомобиль» Александра Грина не случайно модифицировался в проникнутое едкой иронией название «Господин оформитель», что улавливает перерождение искусства в декадентское (напомним: «декаданс» — это разрушение) оформительство, уже лишённое человеческой души. Натура подменяется искусным муляжом, фантомом, своего рода «живым мертвецом». И этот фильм, появившийся в перестроечные годы, подавался как «первый советский мистический триллер» (с чем могли бы поспорить и «День гнева» Суламбека Мамилова, и «Десять негритят» Станислава Говорухина, которые все-таки вышли раньше) или же в качестве своеобразного посвящения русскому искусству начала века. Между прочим, сценарист Юрий Арабов, кажется, впервые «изменивший» постоянному режиссеру Александру Сокурову, признавался в интервью, что хотел «снять шляпу перед авангардом».

Пожалуй, именно из-за модного налета мистицизма в истории художника Платона Андреевича, который был влюблен в юную натурщицу Анну, позже умершую от чахотки, а потом встретился будто с «ожившей мумией» — Марией, молодой женой Грильо, нового заказчика, как две капли воды похожей на давно преданный земле «идеал во плоти», эта все же эстетская лента Олега Тепцова нередко показывается по разным телеканалам. А преждевременная смерть (причем от редкой болезни — саркомы сердца) одного из важных участников картины (намеренно разностильная, тотально постмодернистская музыка Сергея Курехина, на самом-то деле, задает тон в несколько запутанном повествовании) внесла дополнительный роковой смысл в рассказ о том, что художественные игры на грани с потусторонним зачастую заканчиваются плачевно. Восковая кукла губит обоих мужчин, сделавших ее объектом поклонения. Искусственное, будучи возведенным в абсолют, затем подменяет реальное и способно привести к его своеобразной аннигиляции (мотив, заявленный еще поздним романтиком Гофманом в «Золотом горшке», а также ранней предтечей мистического авангарда Эдгаром Алланом По в «Овальном портрете»).

Но как ни выигрышен в зрелищном отношении метафизический слой «Господина оформителя» (хотя стремление попугать зрителей порой выглядит немного наивно), фильм в большей степени любопытен по бессознательно-варварскому смешению эпох и стилей (от модерна до «ар деко», от «серебряного века» до декаданса) и по неожиданной рифмовке «межвременья» 10-х годов и кануна распада советской системы. Кстати, Михаил Козаков, сыгравший как бы «нового русского» начала XX века, стал эмигрантом уже в 90-е годы, но еще обостреннее пережив вынужденный отъезд и состояние подвешенности между «немытой Россией» и «землей обетованной», потом все-таки вернулся. А вот оставшийся на родине в 20-е годы, но вскоре умерший Александр Грин — точно как «житейский идеалист» Федя Протасов, который пытался интеллигентно выйти из пошлого положения, когда жена (читай: родина) изменила с другим. Отчизна сама выталкивала «живых трупов» за границу или же «милостиво» дозволяла умереть в забвении среди тех, кто, в основном, был лишь формально жив.

Сергей Кудрявцев, «3500 кинорецензий»

За последние годы на наши экраны вышло немало лент, если так можно выразиться, «стеснительных» жанров — полукомедий, полудетективов, полумелодрам. Их авторы свои устные и письменные выступления перед зрителями обычно начинают словами: «Мы снимали не просто комедию» (мелодраму и т. д.), — намекая на глубину и значительность поставленных задач. Увы, как правило, в результате получались гибриды с едва намеченными проблемами и недоразвитыми признаками зрелищных жанров.

На фоне этих, в лучшем случае, полу-удач первая полнометражная картина молодого ленинградского режиссера Олега Тепцова «Господин оформитель» (сценарий Юрия Арабова по мотивам рассказов Александра Грина) выглядит и свежее, и ярче. Хотя, казалось бы, авторы не стремятся изобрести колесо — их картина возвращает зрителей к традициям «чистых» жанров, с их условностями и увлекательной зрелищностью.

«Господин оформитель» открыто тяготеет к жанру «фильмов ужасов». Направление, согласитесь, для отечественного кинематографа непривычное, опыт картин подобной жанровой структуры у нас небольшой (кроме «Вия» К. Ершова и «Дикой охоты короля Стаха» В. Рубинчика, до недавних пор, пожалуй, ничего и не было).

...1908 год. Модный художник (его роль в экспрессивно — театральной манере играет лидер Московского театра-студии на Юго-Западе, Виктор Авилов), в одном из бедных кварталов Петербурга покупает право скопировать для воскового манекена смертельно больную девушку (Анна Демьяненко). Манекен становится на короткое время сенсацией... Проходит шесть нелегких для художника лет. После стремительного взлета неудачи следуют одна за другой. Заказов практически нет. Разорение, затяжной духовный кризис. И вдруг богатый коммерсант (Михаил Козаков) предлагает выгодный заказ — оформление загородного особняка. Там-то и встречает художник жену коммерсанта, удивительно напоминающую ту самую умершую девушку...

Даже такой краткий, намеренно прерванный пересказ сюжета, способен, вероятно, вызвать массу ассоциаций. Тема таинственных двойников в мировом кино встречается довольно часто. Авторы «Господина оформителя» отважно трактуют ее по-своему. Изобразительное решение картины (оператор Анатолий Лапшов) выдержано в стиле «модерн»: русского декаданса начала века. Этой вычурной изысканности подчинена изломанная пластика главного героя, одержимого манией собственной гениальности. В сходном ключе, но со своеобразным креном в сторону «Пиковой дамы» и «Маскарада» ведет свою роль Михаил Козаков. Авторам удается передать атмосферу напряженного ожидания, тайны. Очевидно, их стремление провести в картине идею невозможности создания прекрасных произведений искусства антигуманными средствами, мысль об ответственности художника за свои творения. А они способны «мстить» своим создателям.

Конечно, придирчивый зритель обнаружит в «Господине оформителе» немало огрехов: неточное музыкальное решение, излишнюю театральность, неудачный монтаж иных эпизодов. Но в фильме, на мой взгляд, есть главное — талантливый поиск дебютанта. И, как знать, возможно, именно Олег Тепцов экранизирует когда-нибудь гоголевский «Портрет», «Звезду Соломона» А. Куприна или цикл «Таинственных рассказов» И. Тургенева...

Александр Федоров, кинокритик

Владимир Гордеев: ...на патефон надета пластинка, гои сидят и слушают Стинга...

...сценарий манерной, декадентской фильмы, обозначенной советскими прокатчиками, как «фильм ужасов», написал кинодраматург Юрий Арабов, плодотворно сотрудничающий вот уже больше десятка лет с режиссером Александром Сокуровым. Юрия Арабова вдохновил на написание скрипта рассказ Александра Грина «Серый автомобиль». Для начала конца следует заметить, что основополагающие, центростремительные идеи рассказа и фильма серьезно разнятся. На выходе мы имеем два самостоятельных произведения.

Рассказ Грина посвящен наваждению главгера. Одержимый любовью молодой человек, живущий где-то у черта на куличиках, в вымышленном городе Алармо, воображает, что его возлюбленная — сбежавший манекен. К этой сумрачной, суматошной мысли его подталкивает технический прогресс, ускорение темпа жизни. Консервативный, нервный, ранимый человек не вписывается в окружающую его среду и — вполне по-декадентски — ощущает упадок, крах и тлен нынешнего мира. Его возлюбленная Коррида Эль-Бассо прагматична и материалистична. Именно ее любовь к вещам укрепляет главгера в мысли, что она — манекен. А ожил этот манекен вот по какой причине. «Я постиг тайну вашего механизма. Он уподобился внешности человеческой жизни силой всех механизмов, гремящих вокруг нас», — мысленно говорит главгер Корриде. Главгер первобытно наделяет механизмы душой и волей и убежден, что вокруг него выстраивается заговор, в котором участвуют и люди, и механизмы. С особой навязчивостью он клинится на сером автомобиле конкретной модели, который якобы когда-нибудь его убьет...

Как можно видеть, из сюжета Грина в фильм перескочили манекен и тот самый автомобиль, который «якобы убивает главного героя». Параноидальность же рассказа проявляется в фильме лишь в тех моментах, когда персонаж Виктора Авилова, художник Платон Андреич, не может определиться, кого видит перед собой — некогда позировавшую ему Анну или женщину, как две капли воды похожую на нее. «История одного безумия» превратилась усилиями Арабова во вполне традиционное противостояние «Создатель — Создание». В отличие от рассказа, события фильма мистичны (манекен, созданный Платоном «по мотивам Анны», оживает), но при этом однозначны (Платон не сошел с ума — то, что он видит, происходит на самом деле). По гамбургскому счету, «Господин оформитель» — это гибрид «Франкенштейна» с «Пигмалионом». Впрочем, очевидно, что при таком раскладе, какой предложил Арабов, сценарий становится удобнее для экранизации, чем если бы Арабов предложил режиссеру эфирные и эфемерные игры больного разума героя Грина. Опять же, приобретает смысл в контексте сюжета игра в покер, угодившая в рассказ случайно (причем, гл.герой точно так же случайно и выигрывает, огромную, притом, сумму). Повод для игры вот какой: обедневший Платон Андреич, плотно сидящий на морфии, имеет только одну возможность вернуть к себе Марию-Манекен: сорвать огромный куш. Ведь, сотворяя великолепный манекен, Платон был не только творцом. Точно так же он оставался ремесленником-профессионалом — делал-то он манекен по заказу ювелирной лавки! Манекен был обязан привлекать публику, заставлять ее тратить деньги на золотые бирюльки. Но заразить человека чем-либо можно только когда, когда сам в это «что-либо» страстно веришь. Платон Андреич вложил в манекен страстную любовь к драгоценным украшениям, иначе говоря, к тем самым ВЕЩАМ, которые боялся и презирал герой рассказа Грина. Когда Платон садится играть в покер с богатым мужем Марии и выигрывает, ему везет неспроста. В его фантастическом везении есть логика. Платон на равных играет с Богом, так разве же является для него соперником человек? Собственно, именно эта невероятная партия подводит Платона к мысли, что Мария — оживший манекен, созданный им, Платоном Андреичем. Что ему, Платону Андреичу, действительно удалось невозможное. С этого момента он начинает судорожно искать подтверждение своей мысли, таскаясь по кладбищам в поисках могилы Анны.

Классическое разочарование ученого или человека искусства, пытающегося превзойти Бога в мастерстве по созданию живой жизни, но неизменно проигрывающего, объясняется в фильме тем, что помимо «диавольского» таланта, Платон обладал человеческой слабостью, рабской (Раб Божий) первоосновой: разрушительный профессионализм модного художника-оформителя, выполняющего заказ, наделил манекен холодной и жестокой бесчувственностью. Это скрытый упрек «высокопрофессиональным» произведениям искусства или, коротко говоря, рассчетливому ширпотребу.

Сценарий Арабова был воплощен на экране режиссером-дебютантом Олегом Тепцовым. Засчет примечательной работы художника-декоратора и художника по костюмам, ему удалось создать стильную декадентскую атмосферу. Однако, фильм скучен и вял, переполнен пусть и обоснованным, но отягчающим вину символизмом. Запоминаются лишь великолепный Авилов, костюмы, безукоризненно сидящие на нем, да музыка Сергея Курехина (явно написанная не без влияния оперы «Кармина Бурана»). Не будет большим преувеличением сказать, что именно вдохновенная, яркая игра Авилова оживляет рыхлое мертвенное тело фильма, подобно тому, как талант персонажа Авилова оживляет безжизненный манекен.

Владимир Гордеев

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2018 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.