Е. Раскина. «Духовная наполненность путешествий в творчестве А.С. Грина и Н.С. Гумилёва»

Творчество Н.С. Гумилёва, как и произведения А.С. Грина, были вдохновлены «Музой Дальних Странствий».

Можно сказать, что в поэзии Н.С. Гумилёв сделал то, что А.С. Грин — в прозе, создал особую поэтическую географию, сакральную географию, мифопоэтически и культурологически осмысленное «страноведение», в котором реальные страны чередуются с вымышленными, а обозначенные на реальных картах географические названия с именами волшебных, порожденных фантазией художника стран. В произведениях Н.С. Гумилёва и А.С. Грина мы находим сходным образом осмысленные культуронимы — топонимы с особым, культурным, религиозным и мифопоэтическим содержанием. Одним из таких культуронимов можно назвать Мадагаскар, таинственный остров, который в теософии считается обломком древнего континента Лемурия.

Лемурия — это полуреальный-полуфантастический затонувший континент в Индийском океане. Гипотезу о существовании Лемурии выдвинул зоолог Ф. Скейтер (эта гипотеза относится к 1864 г.). В индийской мифологии есть упоминания о древних, затонувших в Индийском океане городах, находившихся под особым покровительством Кришны и Шивы. Согласно «Тайной доктрине» Елены Блаватской, жители Лемурии были коренной, первоначальной человеческой расой. Доктор Рудольф Штайнер, кумир Андрея Белого и многих других выдающихся поэтов и культурных деятелей «серебряного века» писал, что жители Лемурии — предки людей.

В частности, Елена Блаватская писала: «Лемурия, как назвали мы Материк Третьей Расы, была тогда гигантской страной. Она покрывала всю область от подножия Гималаев, отделявших ее от внутреннего моря, которое катило свои волны через то, что мы знаем, как нынешний Тибет, Монголию и великую пустыню Шамо (Гоби); от Читтагонга в западном направлении к Хардвару и в восточном к Ассаму. Оттуда [от внутреннего моря] она [Лемурия] распространялась к югу через то, что известно нам сейчас как Южная Индия, Цейлон и Суматра; затем, охватывая на своем пути, по мере продвижения к югу, Мадагаскар с правой стороны и Тасманию с левой, она спускалась, не доходя несколько градусов до Антарктического Круга; и от Австралии, которая в те времена была внутренней областью на Главном Материке, она вдавалась далеко в Тихий океан за пределы Рапа-нуи (Теапи или острова Пасхи), ныне лежащего на 26° южной широты и на 110° западной долготы. ...Швеция и Норвегия составляли неотъемлемую часть Древней Лемурии, а также и Атлантиды со стороны Европы, так же точно, как Восточная и Западная Сибирь, и Камчатка принадлежали к ней со стороны Азии»1.

В гумилёвской «Поэме Начала» фигурирует «жрец Лемурии Морадита». Жрец идет к Золотому Дракону для того, чтобы узнать «заповедное слово»:

«Точно высечен из гранита,
Лик был светел, но взгляд тяжел...
Жрец Лемурии, Морадита,
К золотому дракону шел»2.

Н.А. Богомолов указывает, что одним из источников культуронима Мадагаскара как части погибшей Лемурии стали работы Папюса3. На экземпляре сборника стихотворений Н.С. Гумилёва из серии «Библиотека поэта» (Л.: 1988) Лев Николаевич Гумилёв написал: «Лемурия (Антарктида) — отголосок теории Вегнера о перемещении материков»4.

Мадагаскару Н.С. Гумилёв посвятил одноименное стихотворение, в котором этот остров предстает одним из центров сакральной географии. Мадагаскар сначала предстал лирическому герою этого стихотворения во сне, а затем стал частью странной яви, на грани сна и реальности, целью внутреннего, магического путешествия:

«Красный идол на белом камне
Мне поведал разгадку чар,
Красный идол на белом камне
Громко крикнул: "Мадагаскар!".
(...)
И вздыхал я, зачем плыву я,
Не останусь я здесь зачем:
Неужель и здесь не спою я
Самых лучших моих поэм?»5

Таинственный остров Мадагаскар фигурирует в рассказе А.С. Грина «Пари», сюжет которого состоит в том, что героям предлагают совершить путешествие в Неизвестность, переместиться в пространстве, не зная цели и конечной точки этого пути. Перемещениями героев занимается некая фирма «Мгновенное путешествие». Смысл пари, которое фирма заключает с героями рассказа, состоит в том, что им дают принять некую «серую пилюлю», а затем, в бесчувственном состоянии, перемещают в пространстве. Очнувшись, они не должны узнавать, где находятся, иначе не получат выигрыш. Спангид нарушил условия пари, пренебрег деньгами и узнал, что находится в городе Фельтон, на острове Магескан, неподалеку от Мадагаскара. Стоя на балконе, Спангид увидел волшебную картину: «На дне гнезда из отвесных базальтовых скал нисходили к морю белые дома небольшого, чистого города. Вход в бухту представлял арку с нависшей над ним дугой скалы, промытой тысячелетия назад волнами или, быть может, созданной в таком виде землетрясением. Скалы гор пестрели складками гигантского цветного ковра; там, в чаще, угадывались незабываемые места. Под аркой бухты скользили высокие паруса»6.

Острова Магескан, как и города Фельтон, в реальной, земной географии не существует, но само название «Магескан» образовано, вероятно, не только от «Мадагаскар», но и от слов «маг», «магия», «магический». Джон Фельтон — герой романа А. Дюма «Три мушкетера», английский офицер, ставший жертвой роковых чар миледи Винтер и заколовший кинжалом своего начальника и покровителя — лорда Бекингэма. У этого героя был исторический прототип — английский пуританин, по религиозным соображениям заколовший в 1628 г., в Портсмуте, герцога Бекингэма и затем сдавшийся правосудию.

Спангид и его товарищи оказываются в доме, выстроенном на склоне горы Тайден фирмой Томпсона, предложившей им странное пари. Спангид решается нарушить условия пари и остаться на острове. Этот волшебный остров становится для героя символом загадочного «Там», воплощением Прекрасной Неизвестности.

Интересно, что в гриновском описании города Фельтон на острове Магескан, неподалеку от Мадагаскара, фигурируют «базальтовые скалы» — яркая и узнаваемая пейзажная деталь, которую часто связывают с Коктебелем, с Коктебельской бухтой. В поэме Н.С. Гумилёва «Капитаны», написанной в Коктебеле, в 1909 г., в гостях у М. Волошина, на фоне мучительного и позорного для Гумилёва «любовного треугольника»: Гумилёв — Волошин — Елизавета Дмитриева (будущая Черубина де Габриак), тоже говорится о «базальтовых и жемчужных скалах»:

«На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей»7.

Базальтовая скала «Парус» («Золотая арка») расположена у подножия коктебельского вулкана Кара-Даг (в 30 м от берега, в бухте Сердоликовая). Эта скала напоминает арку или выгнувшийся под ветром парус. В рассказе Грина «Пари» вход в бухту таинственного острова Магескан напоминает арку «с нависшей над ним дугой скалы»8. Конечно, мы не можем ставить знак равенства между Магесканом и крымским Коктебелем, но некоторые узнаваемые пейзажные детали Коктебельской бухты были ярко и своеобразно творчески преломлены и интерпретированы и А. Грином, и Н. Гумилёвым.

Н.С. Гумилёв мечтал о путешествии на остров Мадагаскар — как реальном, так и воображаемом, хотел надолго остаться на Мадагаскаре. В письме к Ларисе Рейснер от 8 ноября 1916 г., из Действующей армии (Шносс-Лембург), Гумилёв восклицал: «Я знаю, что на Мадагаскаре все изменится. И я уже чувствую, как в какой-нибудь теплый вечер, вечер гудящих жуков и загорающихся звезд, где-нибудь у источника в чаще красных и палисандровых деревьев, Вы мне расскажете такие чудесные вещи, о которых я только смутно догадывался в мои лучшие минуты!»9.

В фантастическом романе А. Лазарчука и М. Успенского «Посмотри в глаза чудовищ» (СПб: Азбука, 1998 г.), посвященном Н.С. Гумилёву, излагается невероятная версия «послерасстрельной» судьбы поэта. Точнее, речь идет о том, что Н.С. Гумилёв не был расстрелян: его выкупил у ЧК таинственный духовный орден «Четвертый Рим», после чего Гумилёв оказался на Мадагаскаре, в школе для посвященных, где постигал тайны магии. Конечно, перед нами фантастический роман, но тот факт, что одна из тайных резиденций Ордена «Четвертый Рим», согласно произведению Лазарчука и Успенского, находится именно на Мадагаскаре, вполне в духе теософской версии о лемурийском происхождении острова.

В рассказе А.С. Грина «Пари» Спангид остается на Мадагаскаре, чтобы написать книгу о «неизвестности разрешенной». Гриновское понимание «неизвестности» сродни гумилёвского видению «непознаваемого», которое «по самому смыслу этого слова, нельзя познать»10, но к которому можно смиренно приблизиться, почувствовать его приближение. Тема поисков «рая земного», некого сакрального пространства, сближает Грина и Гумилёва. В рассказе А.С. Грина «Возвращение» описывается, как лунной ночью герой по имени Олсен был перенесен из Норвегии в некое волшебное «Там». Это гриновское «Там» сродни «прекрасной неизвестности», на миг становящейся для героя «разрешенной».

В рассказе А.С. Грина «Возвращение» так описывается движение героя по направлению к волшебному «Там»: «Лунная ночь, свернувшаяся, как девушка-сказка, на просторе Великого Океана, блеснула глазами и приманила его рукой, и не стало в Норвегии Ольсена, точно так же, как был он живой — там»11. «Там» в рассказе «Возвращение» — это «рай, где солнце цветет в груди»12, это земной рай, где белый песок отделял море от стены леса, а в «в сумраке глубоком и нежном, дико блестели отдельные озаренные ветви»13.

Ольсен покидает этот земной рай и возвращается к своим родным, в Норвегию, где вскоре умирает. Но смерть готовит ему другое возвращение: он снова оказывается далеко на юге, в волшебном «там». Ольсену помогает вернуться лунная ночь, «девушка-сказка», которая одним движением руки переносит его на просторы Великого Океана.

В поэме Н.С. Гумилёва «Капитаны» описываются таинственные, неведомые человеку земли, подобные гриновскому волшебному «там». Для Гумилёва «там» — это «страны, куда не ступала людская нога, / Где в солнечных рощах живут великаны / И светят в прозрачной воде жемчуга»14.

И для Грина, и для Гумилёва очень важна тема усмирения стихии, преображения хаоса. Капитан, и по Грину, и по Гумилёву, — это тот, кто усмиряет хаос, заставляет моря и океаны повиноваться своей воле. Море в данном случае — это творение Божье (Бытие, 1, 10), которое можно подчинить своей воле (Иеремия, 31, 35), и даже сделать так, чтобы истинно верующие смогли пересечь его в безопасности (Исход, 14, 15). Бурное море успокаивает Христос (Иоанн, 1, 4; Матвей, 8, 23—27). Море в Библии — символ Творения. У христианских мистиков море символизирует мир и человеческое сердце, является символом бурных страстей, противостоящих безмятежности нежной любви. В стихотворении «Красное море» Гумилёв описывает стихию, смиренно исполнившую Божий Закон. Именно Красное море «разорвало могучие сплавы зыбей, / Чтоб прошел Моисей и погиб Фараон»15.

В христианской мистике «кораблем спасения» является Дева Мария (Stella Maris) — Звезда Морей. Stella Maris (звезда морей) — это выражение, введенное в оборот католическими монахами-кармелитами, символизирует одновременно Деву Марию и планету Венеру. Подобная связь объясняется тем, что Венера — это планета (или «звезда Венера», как в стихотворении Н.С. Гумилёва «На далекой звезде Венере»), которая является планетой самой видимой на небе, в сумерках и на заходе солнца. Именно Венера является «звездой морей», указывающей путь морякам. Но это в плане физическом, реальном, а в плане духовном путь морякам указывает сама Дева Мария, Богородица.

В произведениях Грина тема усмирения моря — одна из самых важных. По морской глади легко ступает Фрези Грант, «бегущая по волнам», которой не страшен никакой шторм. Капитан Артур Грэй сражается с морем, как рыцарь на турнире, и побеждает его. В повести «Алые паруса» это сражение капитана с морем описано так: «В этом мире, естественно, возвышалась над всем фигура капитана. Он был судьбой, душой и разумом корабля. Его характер определял досуги и работу команды. Сама команда подбиралась им лично и во многом отвечала его наклонностям. Он знал привычки и семейные дела каждого человека. Он обладал в глазах подчиненных магическим знанием, благодаря которому уверенно шел, скажем, из Лиссабона в Шанхай, по необозримым пространствам. Он отражал бурю противодействием системы сложных усилий, убивая панику короткими приказаниями; плавал и останавливался, где хотел; распоряжался отплытием и нагрузкой, ремонтом и отдыхом; большую и разумнейшую власть в живом деле, полном непрерывного движения, трудно было представить. Эта власть замкнутостью и полнотой равнялась власти Орфея»16.

Власть Орфея над природой — это его волшебное пение, сила слова и музыки, власть капитана над морем — это его воля и «магическое знание». Таким образом, капитан у Грина — это одна из ипостасей мага. Подобными же функциями наделены капитаны из одноименной поэмы Н.С. Гумилёва. Они «паладины Зеленого Храма», «искатели веры» и «первые люди на первом плоту»17.

Если в поэзии Н.С. Гумилёва морякам, капитанам и странникам сопутствует Муза Дальних Странствий, то у А.С. Грина — это Фрези Грант, «Бегущая по волнам». Интересно, что один из псевдонимов, которым Н.С. Гумилёв пользовался в ранний период своего творчества — «Анатолий Грант». Фамилия «Грант» стала популярной в литературном мире благодаря знаменитому роману Жюля Верна «Дети капитана Гранта». В этом плане следует обратить внимание на то, что капитан Грант из романа Жюля Верна искал в безграничных просторах океанов своего рода «земной рай», остров для «Новой Шотландии» и оказался в итоге на острове Табор (рифе Мария-Тереза), острове-призраке, якобы находившемся к востоку от Новой Зеландии и к югу от архипелага Туамоту. Жюль Верн, как и многие его современники, верил в существование этого таинственного острова, тогда как позднейшие экспедиции так и не смогли его обнаружить.

В рассказе А.С. Грина «Комендант порта» изображен забавный и нищий старик, считающий себя главным лицом в порту и чуть ли не ангелом-хранителем моряков. Этот герой, Тильс, каждое утро появляется в порту, встречает прибывающие корабли, рассказывает новости, спрашивает: «Был ли хорош рейс?». После его смерти порт словно пустеет: морякам кажется, что они понесли тяжелую утрату («Чего-то не хватает, — сказал Ластон Бутлеру с наступлением вечера. — Кто теперь расскажет нам разные новости?»18). Такие персонажи — ангелы-хранители моряков — присутствуют и в творчестве Н.С. Гумилёва. Правда, у Гумилёва морякам и открывателям новых земель сопутствует прежде всего прекрасная Муза Дальних Странствий.

Однако в целом можно сказать, что в разработке темы путешествия у Н.С. Гумилёва и у А.С. Грина немало общего. Путешествия понимаются не просто как перемещение в пространстве, а как движение навстречу Прекрасной Неизвестности, причем, движение одухотворенное, наполненное неким высшим смыслом. И это движение к неведомой «Индии Духа», к священным, озаренным сиянием духовности землям, становится для многих героев произведений А.С. Грина и Н.С. Гумилёва целью и смыслом земного бытия.

Примечания

1. Блаватская Е.П. Тайная доктрина. Т. 2. С. 338, 420.

2. Гумилёв Н.С. Поэма Начала // Гумилёв Н.С. Полное собрание сочинений в десяти томах. Т. 4. М.: Воскресенье, 2001. С. 127.

3. Богомолов Н.А. Русская литература XX века и оккультизм. М.: НЛО, 1999. С. 116—117.

4. Гумилёв Н.С. . Полное собрание сочинений в десяти томах. Т. 4. М.: Воскресенье, 2001. С. 338.

5. Гумилёв Н.С. Мадагаскар // Гумилёв Н.С. Полное собрание сочинений в десяти томах. Т. 4. М.: Воскресенье, 2001. С. 38—39.

6. Грин А. Пари // Грин А. Встречи и приключения. Повесть о Карадаге. Рассказы. Феодосия—Москва: Издательский Дом «Коктебель», 2008. С. 84.

7. Гумилёв Н. Стихотворения и поэмы. Л.: Ленинградское отделение «Советский писатель», 1988. С. 152.

8. Грин А. Пари // Грин А. Встречи и приключения. Повесть о Карадаге. Рассказы. Феодосия—Москва: Издательский Дом «Коктебель», 2008. С. 84.

9. Гумилёв Н.С. Полное собрание сочинений в десяти томах. Т. 8. М.: Воскресенье, 2007. С. 197.

10. Гумилёв Н.С. Наследие символизма и акмеизм // Гумилёв Н.С. Собрание сочинений в десяти томах. Том 7. М.: Воскресенье, 2006. С. 48.

11. Грин А. Возвращение // Грин А. Встречи и приключения. Повесть о Карадаге. Рассказы. Феодосия — Москва: Издательский Дом «Коктебель», 2008. С. 96.

12. Грин А. Возвращение // Грин А. Встречи и приключения. Повесть о Карадаге. Рассказы. Феодосия — Москва: Издательский Дом «Коктебель», 2008. С. 96.

13. Грин А. Возвращение // Грин А. Встречи и приключения. Повесть о Карадаге. Рассказы. Феодосия — Москва: Издательский Дом «Коктебель», 2008. С. 93.

14. Гумилёв Н. Стихотворения и поэмы. Л.: Ленинградское отделение «Советский писатель», 1988. С. 154.

15. Гумилёв Н. Стихотворения и поэмы. Л.: Ленинградское отделение «Советский писатель», 1988. С. 283.

16. Грин А.С. Собрание сочинений в шести томах. М., Правда, 1965, Т. 3. С. 25.

17. Гумилёв Н. Стихотворения и поэмы. Л.: Ленинградское отделение «Советский писатель», 1988. С. 154.

18. Грин А. Комендант порта // Грин А. Встречи и приключения. Повесть о Карадаге. Рассказы. Феодосия — Москва: Издательский Дом «Коктебель», 2008. С. 16.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2018 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.