Пастила «Байрон»

Если бы Грин дожил до наших дней, то он пришел бы в ярость.

Настолько он не терпел, когда священное имя поэтов и писателей смешивали с обыденностью.

Словно предчувствуя грядущее, Леонид Борисов вставляет в свою повесть о Грине такой эпизод.

Александр Степанович приходит в магазин Елисеева за коробкой шпрот.

Приказчик протягивает ему товар и Грин вдруг замечает, что на коробке консервов изображен Золя.

— Может быть, у вас есть еще что-нибудь и с Гюго, и с Байроном, и с Эдгаром По? — С Эдгаром ничего не предвидится, но в отделе напротив рекомендую господину шоколад «Гюго» и пастилу «Байрон». — Пастила рябиновая, с горчинкой? — уже кричал Грин. — Господин изволил угадать! Горчинка для любителей. Имеется карамель «Наполеон» и конфеты «Гоголь» с рисунками его мертвой души. Грин схватил банку со шпротами и, нацелившись, сбил ею сооружение из стеклянных бутылочек с каперсами и прованским маслом. — Я помощник министра юстиции, — сказал Грин и удалился.

Представьте каково ему было, если бы он увидел на прилавке советского магазина одеколон «Алые паруса» или рекламу дорожно-строительной компании «Ассоль» в наши дни?

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.