2.2. Музыка — средство отражения души героя

Обращаясь к своей возлюбленной, герой рассказа «Жизнь Гнора» объясняет: «Есть три мира — <...> — мир красивый, прекрасный и прелестный. Красивый мир — это земля, прекрасный — искусство. Прелестный мир — это Вы»1. Жизнь без искусства «лишена крыльев очарования»2, — так считает герой А. Грина.

Музыка относится в «прекрасному» миру. В произведениях А.С. Грина «прекрасный» мир — идеальный мир, созданный человеком на примере мира «красивого», т. е. земли, ее природы, законов мироздания.

В своей монографии А. Михайлова пишет: «Грин так мыслит союз человека с природой и искусством: природа служит и объектом творчества, и «лечебницей», искусство, взаимодействуя с живым миром природы и с природой самого человека, усугубляет духовность и в конечном счете усугубляет понимание людей и жизни»3.

Но хотя «прекрасный» мир создан на основе «красивого» в реальности они не всегда совпадают. А.С. Грин в своих произведениях пытается показать пути к «прекрасному» миру. Один из них — это творчество. В рассказе «Создание Аспера» А. Грин пишет: «...высшее назначение человека — творчество. <...> Живопись, музыка, поэзия создают внутренний мир»4.

Устами Друда в романе «Блистающий мир» А.С. Грин говорит: «Творить — это, ведь, — разделять, вводя свое в массу чужой души»5.

Творчество отдельного человека не должно быть творчеством для одного, оно должно находить отклик в душах других людей. Творить необходимо не для себя, а для людей. Творить, по Грину, может не каждый, а избранные — люди с чистой душой. Именно эти люди задают основной тон в «стране» А. Грина. Остальные должны настраиваться на этот основной тон. И когда души людей зазвучат в унисон, тогда наступит царство «прекрасного мира».

Одним из способов объединения в единое целое у А. Грина является музыкальное творчество. Из отдельных мелодий — человеческих душ — создается музыка в стране А. Грина. Именно музыка в произведениях А.С. Грина является критерием оценки героев. Способностью понимать музыку писатель наделяет «светлые», чистые души. Таковы его герои Ассоль, Тави Тум, Джесси, Дэзи, Друд, Гнор, Грэй, Давенат и другие. Для этих героев музыка — божественный дар. Но на пути этих героев А. Грин всегда ставит людей с «темной» душой.

«Она любила музыку, сама же играла плохо, но ничуть не терзалась этим»6. Такую характеристику А.С. Грин дает Джесси из романа «Джесси и Моргиана». Полной противоположностью Джесси является ее сестра: Моргиана алчный завистливый, опасный человек. Ради денег она готова на все. Моргиана ненавидит все прекрасное, она пытается уничтожить красоту. По сравнению с Моргианой материальный мир, удовлетворяющий человеческие потребности, более прекрасен. Моргиана — раба материального мира. Открыв сундук с красивым бельем, она оцепенела: «Песня красивого белья звучала в ее страшной душе»7. Красивое белье имеет свою песню, свою музыку, которая подчеркивает «страшную душу» человека.

В феерии «Алые паруса» А.С. Грин тоже противопоставляет «светлые» и «темные» души. Ассоль — «светлая» душа. В этой душе постоянно звучит музыка, прекрасная музыка, под звуки которой должен был подойти корабль, предсказанный Эглем. Ассоль жила в своем музыкальном мире: «...ее голова мурлыкала песенку жизни»8.

А.С. Грин сравнивает Ассоль с оркестром, которому доступно выразить больше, чем одному инструменту: «...ей [Ассоль] казалось, что она звучит, как оркестр»9. Этим сравнением А. Грин показывает, насколько богата душа Ассоль, сколько разнообразных чувств таит в себе юное создание. Такой человек у А. Грина чаще всего одинок. Истинными друзьями Ассоль были деревья в лесу. Только там она могла «звучать, как оркестр» и не бояться, что ее услышат: «...волнуясь, трепеща и блестя, она [Ассоль] подошла к склону холма, скрывшись в его зарослях от лугового пространства, но окруженная теперь истинными своими друзьями, которые — она знала это — говорят басом.

То были крупные старые деревья среди жимолости и орешника»10.

А.С. Грин противопоставляет чистой, «светлой», музыкальной душе Ассоль обитателей деревни Каперны, в которой жила девушка. В произведении это различие высказывает Эгль, «известный собиратель песен, легенд, преданий и сказок»11. Эгль говорит Ассоль: «Я люблю сказки и песни, и просидел я в деревне той [Каперне] целый день, стараясь услышать что-нибудь никем не слышанное. Но у вас не рассказывают сказок. У вас не поют песен. А если рассказывают и поют, то, знаешь, эти истории о хитрых мужиках и солдатах, с вечным восхвалением жульничества, эти грязные, как немытые ноги, грубые как урчание в животе, коротенькие четверостишия с ужасным мотивом...»12. Эгль замечает, что в деревне живут злые люди, не чувствующие музыки, люди.

Ассоль выделялась среди жителей. «Ассоль так же подходила к этой решительной среде, как подошло бы людям изысканной нервной жизни общество приведения <...>. Так, в ровном гудении солдатской трубы, прелестная печаль скрипки бессильна вывести суровый полк из действия его прямых линий»13. А.С. Грин сравнивает Ассоль со скрипкой, заглушаемой более ярким, медным, прямым звуком трубы — жителями деревни.

Для Грэя мир тоже был полон музыки. Предлагая Дуссу собрать оркестр, Грэй говорит: «Соберите оркестр, но не из щеголей с парадными лицами мертвецов, которые в музыкальном буквоедстве или, что еще хуже, — в звуковой гастрономии забыли о душе музыки и тихо мертвят с эстрады своими замысловатыми шумами, — нет. Соберите своих, заставляющих плакать простые сердца кухарок и лакеев, соберите своих бродяг. Море и любовь не терпят педантов»14. Музыка для Грэя — сама жизнь, а не теория. Музыка может задеть струны души только тогда, когда она исполняется людьми, знающими жизнь, исполняющими мелодию от сердца и тонко чувствующими. А. С Грин сравнивает Грэя с Орфеем15.

Так же, как и душа Ассоль, звучит в этом мире душа другой героини — Тави Тум. При встрече с ней один из героев, Друд, сразу почувствовал это:

— Желаю Вам успеха и твердости. Ваша песенка хороша.

— Тави Тум не поет, — сказала, краснея и улыбаясь, девушка. — Тави Тум может только напевать про себя.

— Но слышно многим16.

С «хорошей песенкой» А.С. Грин сравнивает душевную красоту Тави Тум.

Для Друда мир музыки был спасением от действительности: «Смеясь, болтая <...> он [Стеббс] торопливо наигрывал, поддерживая в нем [Друде] детское желание продолжать спасительную забаву»17.

«Основным тоном жизни Дюплэ было никогда не покидающее его чувство музыкального обаяния»18. Так начинается рассказ о скрипаче Грациане Дюплэ «Сила непостижимого». «Его [Дюплэ] как бы сопровождал незримый оркестр, развивая бесконечные вариации некой основной мелодии, звуки которой недоступны слуху физическому»19. Во сне Дюплэ слышал «музыку сфер». «Музыка эта была откровением гармонии <...>. Ее красота ужасала сверхъестественной силой созвучий <...>. Совершенство этой божественно-ликующей музыки было <...> полным воплощением теней великого обаяния <...>, которое являлось предположительно эхом сверкающего первоисточника»20. Скрипач хотел уловить эту божественную музыку и подарить ее людям. Но на его пути возникает властолюбивый человек Румиер, который решил, что человечеству эта музыка не нужна, так как она имеет очень сильную власть. Румиер уничтожает музыку. Музыкант от случившегося сходит с ума. «Человек действует с пользой или во вред окружающему миру в любых проявлениях своего «я». При таком положении духовная слепота резко напоминает о себе»21.

Герои с «чистой» душой у А.С. Грина способны слышать не только земную музыку, но и «музыку сфер». Герои с «темной» душой либо не понимают, либо стремятся уничтожить все лучшее, так как осознают бессмысленность своего существования, несоответствие миру «прекрасного».

А.С. Грин относит музыку к высшему духовному началу, к которому должны стремиться люди.

Священность музыки явно видна на более низких ступенях развития человечества. Для людей древних племен — это язык общения с Богом. В рассказе «Племя Сиург» герой слышит музыку племени: «Несложная заунывная мелодия, состоявшая из двух-трех тактов, казалось, носила характер обращения к божеству»22. А в рассказе «Табу» музыка спасает от смерти: «Я встал и, с намерением усилить эффект, поднял руки вверх, как бы призывая на помощь и в свидетели знойное солнце. Подумав немного, я запел первое, что пришло в голову; то была «Хабанера» Бизе; суеверные мозги людоедов приняли ее с должным почтением. Ко мне подошел старик с птичьими костями в носу и глиняными кружочками в отвисших губах (...); старик, положив мне на грудь руки, оглянулся и сказал: «Табу». Тотчас же от меня отошли все...»23.

В произведениях А.С. Грина звучит и другая музыка. Музыка не связанная с возвышенным. Музыка «темных» душ. Они не чувствуют всей красоты музыки.

В рассказе «Колония Ланофиер» Горн увидел девушку. А.С. Грин описывает его чувства: «Мысль о красоте даже не пришла ему в голову. Он испытывал тяжело, болезненное волнение, как раньше, когда музыка дарила его неожиданными мелодиями, после которых хотелось молчать весь день или напиться»24.

Музыка, звучащая в кабаках, портах, — это песни матросов, рабочих, бродяг. Эти песни трудно назвать музыкой. Они отражают не духовные потребности героев, а физиологические. Это музыка бездуховного реального мира. В произведениях А.С. Грина часто звучат такие песни: «Его [Хина Меннерса] перебил неожиданный, дикий рев сзади. Страшно ворочая глазами, угольщик, стряхнув хмельное оцепенение, вдруг рявкнул пением и так свирепо, что все вздрогнули:

Корзинщик, корзинщик,
Дери с нас за корзины!..
... Но только бойся попадать
в наши палестины!... — взвыл угольщик»25.

(Алые паруса).

В этом же рассказе встречается следующее описание звучания оркестра.

«Скрипач, хлопая по спине музыкантов, вытолкнул из толпы семь человек, одетых крайне неряшливо.

— Вот, — сказал Циммер, — это — тромбон; не играет, а так палит, как из пушки <...> фанфары; как замирают, так сейчас хочется воевать. Затем кларнет, корнет — а — пистон и вторая скрипка. Все они — великие мастера, обнимают резвую приму, то есть меня. А вот и главный хозяин нашего веселого ремесла — Фриц, барабанщик. У барабанщиков, знаете, обычно разочарованный вид, но этот бьет с достоинством, с увлечением. В его игре есть что-то открытое и прямое, как его палки»26.

Такие описания можно встретить во многих произведениях А. Грина («Кирпич и музыка», «Карантин», «Колония Ланфиер», «Дорога Никуда»...).

Подводя итоги, можно сделать выводы:

Во-первых, музыка является в произведениях А.С. Грина одним из главных критериев оценки героев: показывает богатство внутреннего мира или низменность души, а также выражает жизненные позиции героев.

Во-вторых, музыка — это образец идеального, к которому должны стремиться герои А.С. Грина. Один из возможных путей достижения идеала — творчество. Но творить могут только люди с «чистой» душой.

В-третьих, музыка, звучащая в душах героев, способна передать нюансы «душевной вибрации», — состояний души.

В-четвертых, «чистые» души героев А. Грина постоянно находятся в «непокидающем чувстве музыкального обаяния». Именно они могут услышать прекрасную «музыку сфер». Для этих героев музыка — сама жизнь, а не теоретические познания из области музыки.

В-пятых, герои А.С. Грина, тонко чувствующие музыку, очень одиноки, поэтому музыка для них является спасением.

В-шестых, мир музыки — духовный, божественный мир, но это могут понять только герои, обладающие «музыкальным обаянием. Герои, не способные понять музыки, — бездуховны.

Примечания

1. Грин А.С. Собр. соч.: в 6 томах. М., 1980, Т. 3. С. 238.

2. Грин А.С. Собр. соч.: в 6 томах. М., 1980, Т. 1. С. 457.

3. Михайлова Л.А. Грин. М., 1980. С. 151.

4. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 6. С. 300.

5. Грин. А.С. Собр. соч.: В. 6 т. М., 1980. Т. 6. С. 300.

6. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 5. С. 194.

7. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 5. С. 249.

8. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 45.

9. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 47.

10. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 48.

11. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 13.

12. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 15.

13. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 45.

14. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 54.

15. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 28.

16. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 144.

17. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 144.

18. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 6. С. 417.

19. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 6. С. 418.

20. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980, Т. 6. С. 418.

21. Михайлова Л.А. Грин. Жизнь. Личность. Творчество. М., 1980. С. 145.

22. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 27.

23. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 13—14.

24. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 1. С. 299.

25. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 39.

26. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 58.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.