А. Пирожков. «Страна Гринландия»

Когда огибаешь угол этого типичного для Феодосии белого двухэтажного здания, ждешь чего-то необыкновенного, как необыкновенен был живший в этом доме писатель. И предчувствие не обманывает: с фронтона здания взмывает в небо фок-мачта, перевитая реями, разлапистый адмиралтейский- якорь намертво вцепился, в землю неподалеку от потемневшей дубовой двери...

Дверь забита наглухо — с тех пор, как вышел из этого дома на улицы Гель-Гью последний герой, созданный могучей фантазией Александра Грина.

Вход для посетителей — со двора: отсюда начинается увлекательное «путешествие в Гринландию».

В квартире все не так, как было в 1924—1928 годах. Изменены и планировка комнат, и отделка стен... Но, пожалуй, именно таким хотел видеть свое жилище Грин — великий выдумщик и мечтатель. Юрий Олеша утверждал, что в доме писателя в Старом Крыму была деревянная статуя, украшавшая когда-то носовую часть старинного корабля. Объективные исследователи установили, что ничего подобного не было, да и просто не по средствам была бы Грину такая роскошь... Но вот он, нос корабля, со статуей, с бушпритом над потолком, с которого свисает морской штормовой фонарь! А вот и еще одна сбывшаяся невозможная выдумка Грина — сверкающая алыми парусами баркентина (конечно, только модель).

Анфилада комнат, похожих на корабельные помещения «Каюта», «Клиперная», «Комната странствий», «Судовая библиотека...». Задержимся в ней.

Вот сорок три тома Брокгауза и Эфрона — первое, что купил Грин, приехав в этот город. Переезжая, писатель обычно раздаривал книги друзьям. Так, было и при отъезде Грина из Феодосии. Поэтому немногое сохранилось из его книжного собрания, кое-что удалось обнаружить в различных библиотеках Крыма. У Грина не было собственного экслибриса, лишь изредка он надписывал на титульных листах свою фамилию. И поэтому поиск принадлежавших ему книг очень труден. Правда, хорошо известно, из каких изданий состояла феодосийская библиотека Грина. Как и везде, где жил писатель, держал он произведения Эдгара По, Стивенсона, Дефо, Жюля Верна. Было сытинское издание «Путешествий Гулливера» Свифта — книга, которой Александр Степанович особо дорожил.

Больше всего было в домашней библиотеке писателя приключенческой литературы. К сожалению, раздел этот пока представлен небогато: трудно отыскать сейчас зачитанные в свое время до дыр издания. Думается, что многие из тех, кому дорого творчество Грина, могли бы оказать помощь создателям этого необыкновенного музея — Дома Романтики с большой буквы.

Несколько слов о тех энтузиастах, кто замыслил и создал эту достопримечательность Феодосии. Геннадий Николаевич Берестовский и Нелли Федоровна Бронницкая по существу всю жизнь посвятили изучению творчества Грина. Давно было известно о необыкновенной точности гриновских географических описаний. По ним легко угадывались многие города, порты, местности Крыма.

В Зурбагане узнавали Севастополь, описания Гель-Гью наводили на мысль о Феодосии, за страницами о Лиссе. вставала Одесса...

Воображение писателя, отталкиваясь от реальных впечатлений,. создало особую страну — со своими морями, горами, проливами и городами. Герои Грина жили в этой стране с четко очерченными границами, путешествовали по ней, и географические описания на страницах повестей, рассказов и романов Грина дали Геннадию Берестовскому возможность составить ее карту. А художник Савва Бродский воссоздал эту карту — «карту Гринландии» — на стенах и потолке одной из комнат. Он же создал все внутренние интерьеры и наружное оформление квартиры. Огромную помощь оказали черноморские моряки: якоря, фонари и прочие морские атрибуты — их дар музею.

...Да, здесь все не так, как было при Грине. Здесь все так, как хотелось бы Грину — писателю, о котором говорили, что его забудут через пять лет после смерти, и который не забыт и сегодня.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2018 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.