Л. Варламова. «Жизнь — в строчках писем»...

Александр Грин — одна из самых загадочных фигур в русской литературе. Человек сдержанный и замкнутый, он не собирал скрупулезно архивов и не любил распространяться о своей жизни, оправдываясь тем, что многое о себе рассказал в своих книгах и нужно лишь уметь их прочесть. Но, признавая за художником его безусловное право хранить в тайне внутреннюю душевную жизнь, мы всё же стремимся заглянуть в Зазеркалье, чтобы в блистательных образах гриновской фантазии найти отражение его земного бытия.

Вы держите в руках книгу, где впервые широкому читателю представлены письма Александра Грина. Это неотъемлемая часть его наследия, которая практически не изучена, а между тем она многое объясняет в его творчестве. Знакомство с текстами дает возможность приоткрыть дверь в творческую лабораторию писателя. Многое в них близко принципам его стиля: поэтичность, образность, афористичность. Послания Грина — это литературный факт, и в тоже время — искренний рассказ о перипетиях бытия. Они ярко воссоздают его характер, интересы, общественные и личные отношения. В них — размышления о творчестве и самоирония, сетования на трудности с публикациями и признания в любви.

Письма Грина — сильнейшее обвинение жестокому тоталитарному режиму, не позволившему писателю проявить свой творческий потенциал в полной мере и вынужденного буквально «протаскивать свои произведения сквозь Дантов ад издательств». Политических рассуждений здесь нет (и это, видимо, объясняется полным осознанием Грином реальной опасности конфронтации с властью), как нет и упоминаний о многих крупнейших исторических событиях, свидетелем которых он был. Но зато многие частности и мелочи литературной жизни освещены достаточно выразительно.

По содержанию писем можно составить яркое впечатление о писателе как о личности. В них достаточно выпукло вырисовывается его образ. Весь тон его посланий выявляет и раскрывает перед нами самые сокровенные стороны его души и ума.

«Я пишу вам всю правду» — уникальная книга, где впервые практически в полном объеме представлено эпистолярное наследие Грина. За рамками издания остались только телеграммы, ввиду их малой информативности.

Открывается книга письмом адвокату А. Зарудному, которое двадцатишестилетний Александр Грин написал в пору своего вступления на тернистый путь профессионального литератора. Последнее письмо — за два месяца до смерти — Грин отправляет В. Вересаеву, благодарит его за денежный перевод и дружественную руку помощи, протянутую тяжелобольному писателю. Между этими посланиями — жизнь художника, наполненная любовью и страданием, радостью и болью, жестокой нуждой и короткими периодами материального благополучия.

Настоящее издание включает 222 письма Александра Грина к пятидесяти трем адресатам. Это всё, что нам на сегодня известно. Причем, подавляющее большинство публикуется впервые.

Тематические и стилистические особенности текста писем соотнесены со временем их написания и с адресатами. Ранние письма написаны в легком, открытом ключе. Конечно, и в поздних письмах встречается шутливая и благодушная интонация, однако гораздо реже.

Наиболее обширную группу среди адресатов писателя составляют собратья по перу: В. Брюсов, М. Горький, В. Вересаев, М. Волошин, А. Куприн, И. Новиков, Г. Шенгели, Д. Шепеленко... Далее идут издатели, работники редакций, критики, в числе которых — С. Венгеров, А. Горнфельд, Н. Корецкий, Б. Лунин, П. Медведев, В. Миролюбов, Е. Никитина.

Особняком стоят письма адвокату Н. Крутикову. Значительный объем, а также глубокий драматизм адресованных ему посланий заставляет говорить о них отдельно. В них жизнь художника, наполненная любовью и страданием, радостью и болью, жестокой нуждой и короткими периодами материального благополучия, представлена с беспощадной откровенностью и трагизмом.

И, наконец, — письма читателям, знакомым и родственникам, среди которых наибольшую часть составляют послания, адресованные Н.Н. Грин, жене писателя. Нина Николаевна и Александр Степанович разлучались редко и ненадолго, а когда всё же приходилось находиться друг от друга вдали, лился почти непрерывный поток писем и «домашних» записок, в которых — и забота, и детали их повседневной жизни, а главное — глубокое, всепоглощающее чувство. Как отметил крымский поэт и публицист Николай Тарасенко, «в них любовь радирует о себе открытым текстом — больно читать».

Что касается писем Грина, адресованных его первой жене, В.П. Калицкой, то их сохранилось только десять. Остальные были утрачены. Причина тому — особенности биографии писателя: жизнь на нелегальном положении, тюрьмы, ссылки, частая смена адресов и, конечно, катаклизмы эпохи.

Письма художников слова — наиболее «хрупкий» в смысле сохранности литературный жанр: текст, создаваемый в единственном экземпляре, особенно подвержен случайным исчезновениям. И для Грина это, увы, не исключение. Так, например, до сих пор не обнаружены его письма к брату Борису Гриневскому, с которыми вдова не пожелала расстаться, а после ее кончины их след потерялся.

Но мы не теряем надежды их отыскать, равно как рассчитываем на другие счастливые находки и открытия, которые помогут нам глубже познать удивительного писателя, философа и мыслителя по имени Александр Грин.

Людмила Варламова

Приносим глубокую благодарность всем исследователям жизни и творчества писателя, деятельность которых способствовала выходу книги. Глубоко признательны В.И. Сандлеру (США) за исследования, приведенные в книге «Воспоминания об Александре Грине». Особую благодарность выражаем С.Ф. Барановой (Москва) за предоставленную возможность использовать ее доклад «"Весь навсегда твой Саша": Письма А.С. Грина к Н.Н. Грин». Благодарим Н.Г. Смирнову (США), Н.В. Шкурину (С.-Петербург), научных сотрудников, ранее работавших в музее, а также коллег — Л.Д. Ковтун, А.А. Ненада за материалы их архивных исследований, которые вошли в книгу.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.