И.М. Касаткину. Не ранее 4 июня 1923, Москва

Многоуважаемый Иван Михайлович!

Я с женой здесь проездом из Ялты в Петербург. Я обращаюсь к Вам с двумя покорными просьбами: 1-я — вручить мне корректуру романа1 для возможной продажи отдельным из<дание>м, и 2-я — соблаговолите устроить аванс 5000 р. Потому что у меня, благодаря спешному отъезду из Ялты (опасно заболела мать жены),2 денег нет. Я думаю, что при желании с Вашей стороны, мог бы в течение месяца погасить этот аванс одним рассказом. Вам я ничего не должен.

С уважением А.С. Грин.

Москва. Настасьин<ский> пер. д. 8. кв. 2.

Фрагмент начала письма к И.М. Касаткину. Российский государственный архив литературы и искусства (Москва). Воспроизводится впервые

Примечания

Касаткин Иван Михайлович (1880—1938), писатель, выходец из крестьян. С девяти лет начал работать; в юности много читал, писал стихи. В Петербурге учился стихосложению у поэта К. Случевского. Участвовал в рабочих кружках, вступил в РСДРП. В 1907 г. были опубликованы первые рассказы, в 1916 г. вышел первый сборник рассказов «Лесная быль». В 1920-х гг. — редактор журнала «Красная нива», в 1930-х гг. — редактор Гослитиздата. Репрессирован, посмертно реабилитирован.

Датируется предположительно, по содержанию письма и по штампу прописки Грина в Москве: «4 июня 1923 г.» [24]. Печатается по ксерокопии автографа, написанного на бланке редакции журнала «Красная нива», хранящейся в ФЛММГ (Н/в 6775). Подлинник находится в РГАЛИ (Касаткин И.М. Ф. 246. Оп. 1. Ед. хр. 36). Публикуется впервые.

1. ...корректуру романа... — Речь идет о романе «Блистающий мир», который печатался в журнале «Красная нива» в 1923 г. (№№ 20—30).

2. ...спешному отъезду из Ялты («опасно заболела мать жены»)... — Помимо причины, указанной Грином, отъезд был связан с напряженной политической обстановкой. В мае 1923 г. английское правительство предъявило СССР меморандум, составленный Дж. Керзоном, содержащий ряд провокационных требований: отзыв советских дипломатов из Ирана и Афганистана, выплата советским правительством компенсации за репрессии против английских шпионов и др., с целью ослабить международные позиции СССР. Меморандум был отвергнут советским правительством. Н. Грин вспоминала: «Александр Степанович, ходивший вечером в погребок за белым вином, вернулся в большом возбуждении, с газетой в руке. "Керзон предъявил нам ноту, — взволнованно сказал он, — должно быть, в ближайшие дни начнется война. Город в панике, все автомобили нарасхват. Я пойду искать какую-нибудь машину, а ты быстренько соберись в дорогу. Немедленно возвращаемся в Москву"» [16: 48].

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.