Происхождение рассказа «Табу»

Две проделки Дмитрия Николаевича Садовникова, поэта и этнографа, дали повод к созданию рассказа Грина «Табу».1 Садовников был женат на родной сестре моей матери — Варваре Ивановне Лазаревой. Отец мой недолюбливал его, говорил, что Дмитрий Николаевич любил оригинальничать и, пользуясь тем, что жена влюблена в него, слишком много позволял ей за собой ухаживать. Но, тем не менее, отец не мог без смеха вспоминать про некоторые проделки Дмитрия Николаевича. Из них я запомнила и рассказала Грину о двух. Первая относилась к молодым годам Дмитрия Николаевича.

В те времена барышни встречались с молодыми людьми почти исключительно на вечеринках. С 16 лет барышню начинали «вывозить» на балы. Ее сопровождали родители, а если родителей не было, то братья, тетки и другие родственники. Ехать одной на бал или в театр было для порядочной девушки в те времена невозможно. Одна из двоюродных сестер Садовникова обратилась однажды на святках2 к нему с просьбой — сопровождать ее на костюмированный бал. Он согласился. Заехал за кузиной, дождался ее в прихожей, не раздеваясь, поехали на бал. Когда же лакеи сняли с них верхнее платье, барышня с ужасом увидела, что на Дмитрии Николаевиче нет ничего, кроме перьев и стрел вокруг бедер. Барышня бросилась от него сначала в гостиную, потом в зал, но Дмитрий Николаевич с ужимками и прыжками, изображавшими людоеда, гоняющегося за добычей, догнал ее. Тогда несчастная кузина спряталась в спальне хозяев. После этого уж никто из родственниц Дмитрия Николаевича не обращался к нему с просьбой сопровождать их в гости.

Много позже, уже женатым, Дмитрий Николаевич ехал куда-то по железной дороге. Вышли с женой на перрон станции, на которой, не знаю почему, он хотел остаться, а Варвара Ивановна — нет. Направились к буфету. Вдруг Дмитрий Николаевич падает с резким криком и бьется в судорогах. Пена изо рта и обморочное состояние. Кругом засуетились, послали за врачом, перенесли в приемный покой. Поезд ушел. Тогда Дмитрий Николаевич спокойно сел и объявил, что он совершенно здоров, и припадок падучей был им разыгран.

Эти две проделки Д.Н. Садовникова и породили рассказ «Табу». Писатель Агриппа, «не умеющий или неспособный угождать людям», терпит кораблекрушение и попадает к людоедам. Его товарища немедленно съедают, герой же спасается тем, что искусно разыгрывает припадок падучей, а потом объясняет, что в это время с ним говорил дух. Считая его священным, жрец дикарей налагает на героя рассказа «табу», то есть делает его неприкосновенным и тем спасает его от дикарей. Агриппа вторично разыгрывает припадок падучей»3, на этот раз более длительный, а затем объявляет жрецу волю «духа»: ехать всем дикарям по направлению к потонувшему кораблю. Ночью он продырявливает все пироги»4, дикари тонут, а героя спасает проходящий вблизи корабль.

Примечания

1. ...«Табу» — Рассказ. Впервые опубл.: Аргус, 1913, № 7. С. 51—60. Табу (полинез.) — у первобытных народов — религиозный запрет, налагаемый на какой-либо предмет, действие, слово и т. п., нарушение которого будто бы неминуемо влечет жестокую кару (болезнь, смерть) со стороны фантастических духов и богов.

2. ...на святках... — Праздничные дни от Рождества до Крещения.

3. ...припадок падучей... — Падучая болезнь или падучая — эпилепсия.

4. ...подырявливает все пироги... — Пирога — узкая длинная лодка у индейцев.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2018 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.