2.4. Музыкальный ритм

Большую роль в творчестве А.С. Грина играет ритм. Существует множество определений ритма, так как ритм — важный элемент не только искусства, но и природной и общественной жизни.

Л. Мазель пишет: «Ритм наблюдается в самых разных областях действительности и находит свои проявления в жизнедеятельности человеческого организма (дыхание, пульс, ходьба). В сфере искусства ритм принадлежит не одной лишь музыке, а также поэзии и танцу»1. Многими исследователями ритм понимается «как закономерное чередование или повторение и основанная на них соразмерность»2. В «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой ритм обозначен как «равномерное чередование каких-нибудь элементов (в звучании, в движении)»3. Существуют и другие определения ритма, но все они подчеркивают, что ритм — это чередование, повторение элементов. Исходя из этого, мы можем говорить об организующей функции ритма, которая выражена метром.

Существуют также понятия ритма, который может проявляться и без метра: «Ритм — стремление вперед, заложенное в нем движение и настойчивая сила»4. В первую очередь такое определение взаимосвязано с понятием «ритм жизни». В это понятие включают не только внешнее движение, но и внутренне эмоциональное состояние человека.

В произведениях А.С. Грина ясно слышится «ритм жизни» («Путь», «Далекий путь», «Синий каскад Теллурги», «Табу»...). Его герои постоянно находятся в движении. В душе героев происходит постоянная смена эмоций. Жизнь героев А.С. Грина ритмически организована.

Герой рассказа «Далекий путь» — Петр Шильдеров — служил столоначальником. Каждый день Петр слышал заунывную музыку своей жизни с однообразным ритмом. «Находясь на службе, я [Петр] замечал, что монотонный шелест бумаги и скрип перьев, постепенно согласуя звуки и паузы, сливающиеся в заунывную мелодию, напоминающую татарскую песню или те неуловимые, но гармоничные мотивы, которыми так богат рельсовый путь под колесами идущего поезда»5.

Монотонность музыкального ритма жизни заставила отправиться П. Шильдерова за поиском более созвучных гармоний, за мечтой о лучшей жизни. В его жизни появляются новые музыкальные ритмы: жизнь диких племен, постоянно сопровождаемая ритмичной музыкой; духовные песнопения, отличающиеся стройностью гармоний и размеренными темпами исполнения.

Организующая функцию ритма, особенно музыкального, явно видна на более низком развитии человеческого существования — на жизни племен. Это своеобразная музыка ударных инструментов простейших духовных:

«Барабан издал сердитое восклицание, громче завыли дудки; высокие голоса их перебивая друг друга, сливались в тревожном темпе»6.

В рассказе «Табу» описывается принятие племенем решения, которое сопровождалось «барабанным боем и плясками»7.

Музыкальный ритм организует жизнь солдат. «У темных бараков слышался мерный топот солдатских шеренг. На мгновение все стихло, затем хриплый голос прокричал что-то стремительное, жесткий треск барабана ответил ему резвой дробью <...> Заиграли горнисты»8. Дробь барабана сопровождает военные действия: «Полк, построенный в штурмовые колонны, под крик безумных рожков и гром барабанов, бросился к форту».

Если жизнь солдат обладает четким ритмом, то жизнь «корабельного дня», имеет иной метр. «Ропот водяных струй, обливающих корпус яхты стремительными прикосновениями; топот ног вверху; заглушенный возглас, долетающий как бы из другого мира; дребезжание дверной ручки; ленивый скрип мачт, гул ветра, плеск паруса; танец висячего календаря на стене»9. Ритм «корабельного дня» состоит из отдельных ритмических рисунков: «ритмических всплесков весел», мерных ударов волн... Это все «вечная музыка берега и моря»10

К внешнему проявлению ритма можно отнести действия героев. Герой рассказа «Карантин» Сергей «прислушивался к упругому скрипу сапожного носка и снова шел, механически отмечая стук шагов»11. Но в этих движениях прослеживается внутреннее состояние героя: «Тяжело, прямыми солдатскими шагами приблизился он [комендант], смотря в лицо Руны. <...>Он поклонился, выпрямился, взял поданную руку, автоматически сжал ее, отпустил и сел против хозяйки. Все это проделал он как бы в темпе внутреннего ровного счета»12.

У каждого героя А.С. Грина есть свой «внутренний счет» жизни. В произведениях А.С. Грин часто сравнивает жизнь героев с танцем. Существование Зитора Кассана из рассказа «Лужа Бородатой свиньи» А. Грин охарактеризовал как «бессмысленный танец живота»13. Попав на остров своей мечты, Тарт из рассказа «Остров Рено» услышал совершенно другую музыку, музыку свободы. «Ему казалось, что он кружится <...> в странном, фантастическом танце»14.

Особое место в творчестве А. Грина занимает «жизнь сердца». И. Дунаевская отмечает: «Изображения жизни сердца является у Грина сквозным, ведущим мотивом его творчества («Племя Сиург», «Трагедия плоскогорья Суан», «Жизнь Гнора», «Алые паруса», «Блистающий мир», «Бегущая по волнам», «Фанданго», «Сердце пустыни»). У Грина сердце — особая страна»15. Ритм сердца создает «душевную вибрацию»16. Часто «душевная вибрация» звучит как прекрасная мелодия. В рассказе «Фанданго» «Душевная вибрация» передана «полным, быстрым, как полет, ритмом фантастического оркестра»17. Ритм жизни Ассоль задавала «музыка звонкого хора»18, звучащая в ее мечтах. Грэй обладал способностью слышать эту музыку. Два сердца забились в унисон. Сердце Тави исполняло ту же мелодию, что и сердце Друда. Тави и Друд, так же, как и Ассоль с Грэем нашли свою мечту. И. Дунаевская пишет: «Нежный, как лучистый звон, взгляд Тави, выражающий сущность ее сердца, соединяются с нежным перезвоном тысячи колокольчиков, которые поднимают в воздух летательный аппарат Друда»19. Эли Стар искал «свою мечту». Ритм его сердца совпал с ритмом музыки древнего племени: «Музыка действовала на него сильнее наркотика»20.

Каждый герой А.С. Грина обладает ритмом жизни. Но независимо от этого «ритмически стучит колесо жизни, и самый стук его делается незаметным, как стук маятника. Земля неподвижна. Законы дня и ночи незыблемы»21.

Только перед смертью ритм жизни замирает. Приговоренному к смерти Марату казалось, что «время остановилось и не двинется вперед больше ни на ноту»22. Давенат, умирая в тюрьме, «был в самом сердце остановки движения жизни в мертвой точке оси бешено вращающегося колеса бытия»23.

В своих произведениях А.С. Грин передает ритм жизни при помощи различных музыкальных образов, музыкальных терминов.

Ритм жизни Земли передан «божественно-ликующей музыкой»24. Герои А. Грина пытается настроиться на звучание ритма Земли. Но это не так просто, так как это музыка «построена по законам, нам неизвестным»25. Если герою удается зазвучать в унисон, тогда наступает царство гармонии, к которому стремится герой А. Грина.

В своих произведениях А.С. Грин изобразил ритм своей эпохи. Начало 20 века ознаменовалась появлением новых механических изобретений. Не все технические новинки нравились А.С. Грину. Чаще всего Александр Степанович негативно отзывался с техническом о прогрессе. Первая жена А. Грина — В. Калицкая вспоминает: «Полеты казались мне грандиозным и захватывающим зрелищем. Совсем иначе воспринял их Александр Степанович. Всю неделю авиации он был мрачен и много пропадал из дому. Когда я с восхищением заговорила о полетах, он сердито ответил, что все эти восторги нелепы: летательные аппараты тяжеловесны и безобразны, а летчики — те же шоферы»26.

А.С. Грин с неприязнью отзывался о техническом прогрессе. Эти тенденции прослеживаются и в творчестве писателя. Эстетике механического А. Грин противопоставляет эстетику естественного.

Александр Степанович выдвигает идею «чистого полета», которым правит «легкий и глубокий экстаз»27. Сначала А. Грин поднимает эту тему в новелле «Состязание в Лиссе», а затем наиболее полно эта тема раскрывается в романе «Блистающий мир». Герой «Блистающего мира» Крукс говорит об аэроплане: ни остановиться, ни парить; оглушительный шум, атмосфера завода, хлопотливый труд; сотни калек, трупов <...> несовершенны и грубы те аппараты, которыми вы с таким трудом и опасностью пашет воздух»28.

По мнению А. Грина полет на аэроплане не вызывает приятных ощущений, в то время как «чистый полет» вызывает «ощущения подобные гениальному оркестру, озаряющему душу ясным волнением»29.

Музыку А.С. Грин относит к эстетике естественного — это не мертвая материя, а одухотворяющая живая сила.

Музыку XX века А.С. Грин относит к эстетике механического. В своем творчестве он негативно отзывается об этой музыке. Александр Каур в рассказе «Фанданго» говорит о звучащей в ресторане музыке: «Я сидел, слушая «Осенние скрипки», «Пожалей ты меня, дорогая», «Чего тебе надо? Ничего не надо» и тому подобную бездарно-истеричную чепуху»30. в рассказе «Серый автомобиль» А. Грин описал звучание музыки новых направлений — это, новые композиции, так старательно передающие диссонанс уличного грохота или случайных звуков»31. Это музыка не живая. Она состоит из шумов реального мира. А.С. Грин отрицал авангардное искусство.

А.С. Грин не получил музыкального образования, но чувство ритма ему присуще от природы. А. Грин чувствовал ритм слова. Многие монологи героев ритмически организованы. Например, речь банкира из рассказа «Рай»: «Я — русский с душой мягкой, сосредоточенной, бессильной и тепловатой. Думал я мягко, сосредоточенно, бессильно и тепловато. Любил — мягко, сосредоточенно, бессильно и тепловато. Грустил — мягко, сосредоточенно, бессильно и тепловато. Грустил я мягко, сосредоточенно, бессильно, тепловато»32. Произведения А. Грина построены на основе постоянной смены эмоциональных напряжений, разделении их на части со своими кульминационными моментами.

Итак, в творчестве А.С. Грина музыкальный ритм имеет большое значение в передаче организации жизни героев, жизни природы, а также при композиционном построении литературного произведения.

Темп жизни героев А.С. Грина задается «внутренней» или «внешней» музыкой. Герои с «чистой» душой способны улавливать музыкальный ритм жизни других людей. Они стремятся настроить струны своей души на звучание других душ. Тогда они становятся ближе к звучанию мира, полного света и гармонии.

А.С. Грин разрабатывает тему музыкального звучания сердца. Сердце — пульс, дыхание Земли. Если герою удается настроится не только на волну музыкального ритма других людей, но и зазвучать в унисон с музыкой сердца Земли, тогда наступает «откровение гармонии», «сверхъестественная сила» таких созвучий способна «превратить ад в лазурь».

Живому пению сердца Земли А.С. Грин противопоставляет монотонную мелодию, состоящую из шумов — музыку технического прогресса. Музыка механического состоит из диссонансов, поэтому механический мир А.С. Грина не обладает музыкальным ритмом.

Примечания

1. Мазель Л. О природе и средствах музыки. М., 1991. С. 17.

2. Музыкальная энциклопедия / ред. Ю. Келдыш. М., 1978. Т. 4. С. 658.

3. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 669.

4. Музыкальная энциклопедия / ред. Ю. Келдыш. М., 1978. Т. 4. С. 658.

5. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 136.

6. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 27.

7. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 16.

8. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 309.

9. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 460.

10. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 4. С. 15.

11. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 1. С. 136.

12. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 120.

13. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 168.

14. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 1. С. 257.

15. Дунаевская И. Этико-эстетическая концепция человека и природы... Рига, 1988. С. 36.

16. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 145.

17. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 5. С. 480.

18. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 49.

19. Дунаевская И. Этико-эстетическая концепция... Рига, 1988 с. 38.

20. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 28.

21. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 2. С. 182.

22. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 1. С. 45.

23. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 6. С. 144.

24. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 6. С. 418.

25. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 6. С. 419.

26. Воспоминания об А. Грине / сост. В. Сандлер. Л., 1972. С. 200.

27. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 162.

28. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 3. С. 163.

29. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 4. С. 446.

30. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 5. С. 433.

31. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 4. С. 317.

32. Грин А.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1980. Т. 1. С. 160.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.