Глава XII. Здравствуй, юг!

«Давай, сделаем из нашего «Блистающего мира» не комоды и кресла, а веселое путешествие. Не будем думать о далеких завтрашних днях и сегодняшних нуждах, а весело и просто поедем на юг, в Крым. Ты никогда не была там, а я был и люблю его. Едем в Крым, и, пока не истратим всего этого блеска, не вернемся. Пусть это будет нашим запоздавшим свадебным путешествием. Согласна?»1

Нина Николаевна встретила предложение мужа восторженно, на юге она никогда раньше не была, а к 28 годам ей довелось пережить уже немало испытаний.

Их радостная поездка на юг началась в мае 1923 года с посещения Севастополя. Приехали туда поздним вечером, поселились в гостинице в центре города. Прожили три дня, много гуляли по городу и его окрестностям, побывали в купринской Балаклаве. Это было незабываемое, наполненное счастьем время. Потом отправились пароходом в Ялту, поселились на частной квартире. Целые дни бродили по живописным ялтинским улочкам, поднимались в горы, гуляли у моря, ездили в Алупку и Ливадию.

Но отдых внезапно пришлось прервать. Великобритания предъявила советскому правительству ноту, угрожая разрывом дипломатических отношений. Возникла угроза войны, что и заставило Грина с женой спешно вернуться в Петроград.

Жизнь вошла в свое привычное русло: писательство, посещение редакций и издательств, ремонт в недавно купленной квартире. Но воспоминания о радостных днях на юге и впечатления от Крыма не меркли. И вскоре родилось желание переехать туда навсегда. Оно подкреплялось и горячим желанием Нины Николаевны отдалить Грина от богемной среды, в которую с отменой «сухого закона» он все более погружался. Сославшись на свое нездоровье, она убедила Александра Степановича переселиться на юг. Забегая вперед, можно сказать, что это было поистине мудрое решение, ведь именно там были созданы лучшие его книги.

Итак — юг, Крым! Выбирая место для своего жительства, Грины остановились на Феодосии. Этот древний город привлек тишиной, дешевизной продуктов и, конечно, морем, к которому писатель стремился с юности. Определенную роль в этом сыграл и Максимилиан Волошин, о чем с юмором рассказывает Нина Николаевна: «Ранней весной 1924 года, когда нами уже было решено переехать в Крым, Александр Степанович как-то говорит: «Приехал из Феодосии крымский поэт Волошин, схожу-ка к нему узнать, каковы тамошние условия жизни». <...>

Пошел Грин к Волошину, вернулся он от него обескураженный: «Встретил меня, — рассказывает, — какой-то нелепый дядька, ломака, этакий рыжекудрый и толстомясый с хитрыми купецкими глазами. На мой вопрос о стоимости продуктов с презрительной миной ответил, что не знает, он-де этим не интересуется. Поэт, видишь, так ему не до молока. Ну а Феодосией запугивает: «Там, мол, до сих пор людей режут, котлеты делают, не советую вам туда переезжать — опасно. А вот километрах в десяти есть около Феодосии деревенька Дальние Камыши — там неплохо, дико, поэтично. Советую туда». Посмотрел я на его «мяса» и подумал: "Тебя, такого жирного, не слопали, так уж на нас, худых, и аппетита не возникнет. Переедем в Феодосию!"»2.

В Москве, в редакции газеты «На вахте», где Грин часто печатался, он раздобыл бесплатные билеты, и с небольшим багажом (все громоздкие вещи и мебель были проданы) 6 мая 1924 года на поезде они отправились в Крым. Вместе с ними уехала и мать Нины Николаевны — Ольга Алексеевна Миронова, которая, по приглашению А. Грина, поселилась вместе с ними с лета 1923 года. Время в пути пролетело незаметно, и вот город у моря приветливо встречает своих новых жителей.

«10-е мая 1924 года. Ранним утром подъезжаем к Феодосии. С поезда, идущего вдоль морского берега, красиво открывается бухта. Приятно первое впечатление от небольшого городка, взбегающего белыми домиками на окружающие голубую бухту невысокие холмы. Вокзал невелик, изящен, не казенного бездарного стиля, полукруглый портал его в колоннах. Пряно пахнет морем и цветущими белыми акациями. Звонко, не по-северному, звучат в светлом воздухе голоса. <...> Мама удовлетворенно вздыхает, она впервые на юге: «Да, тут жить, слава богу, можно!» Александр Степанович гордится: «Это я придумал сюда переехать. Тут мы попишем! Молодец, Александр Степанович!» — хвалится он. Радостно хохочем», — так бодро и оптимистично описывает Нина Николаевна начало их южной жизни.

Примечания

1. Грин Н.Н. Воспоминания об Александре Грине. — Феодосия; М.: Издат. дом «Коктебель», 2005. — С. 46.

2. Там же. С. 55.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.