Н.Н. Грин (Гриневской). 24 сентября 1929, Москва

Борисоглебский, д. 15, кв. 16. Вторник, 7 утра.

Драгоценный голубчик Ниночка, моя милая, — я тебе телеграфировал вчера, что я — в [Ц]КУБУ, но это неверно. Пришлось ночевать (и буду) у Шенгели, которые с ангельской добротой приютили меня. Между прочим — поезд опоздал; он явился в 8½ утра в Москву. Я поехал на трамвае, пил чай, говорил с Таисией. «Можете сесть, А<лександр> С<тепанович>! — это она. — Придет М<ария> Ник<олаевна>, поговорим, а пока пейте чай». Сел; пил чай. Явилась М<ария> Ник<олаевна>. Даже на диван в читальню не пустила меня. «Там был ремонт, боюсь пускать ночевать». А места были. Я видел; и гостиная пустует, так что... Но черт с ними. Теперь не отдам 200 р. Вот пусть платят за хамство. Очень мило, просто и добро Шенгели сам попросил меня по телефону быть его гостем. Н<ина> Леонт<ьевна> тоже здесь, они были вместе в Керчи и приехали 4 дня тому назад.

Вчерась был в ГИЗе, видел Антика. «Книги ваши, А<лександр> С<тепанович>, я поставил на ред<акционный> совет. Он будет в течение 2 недель; нажму». Он в Дет<скую> ром<ан>-г<азету>1 сдал «Вокруг Центр<альных> Озер»2 — ответ не позже 2 недель; просили написать меня новую вещь, хотя бы по книге Ионина (Южн<ая> Америка). Вчера ловил Зозулю безрезультатно; он не был и дома; пойду сегодня. Крутиков уехал в Сочи в воскресенье; Николаева вчера не было; увижу сегодня. Выпуск книг в «Федерации»3 состоится, когда будет бумага; пока ее нет... Крутикову выдали 50 р., мне осталось 25, получил. Мой рассказ в «Огоньке» еще не читали (!), сегодня всего добьюсь. Правда, Зозуля был в отпуску, приехал 3-го дня. Дам рассказ какой-нибудь в «Лит<ературну> газету»4 — выяснил, что можно.

Торговля Москвы ужасна. Путь трамвая от вокзала — путь сплошь пустых витрин и разоренных помещений. Хлеб есть, даже булки — на улицах, с рук, корзин и в лотках.

О сердце мое дорогое! Я, кажется, не выдержу и во вторник пущусь домой; может, и раньше. Господи! Дай силы сдержать мою любовь; сердце лопается от любви к моей милой. Письмо-то твое как радостно было мне получить в К.У.Б.У. О милая, милая! Бубчик ты мой! Только ради тебя я здесь, дорогая моя. Буду стараться; что можно — всё сделаю. Сегодня в «Огонек» и Дворец труда5 (и в «Красную ниву»).

Вчера в 4 дня был у Шенгели; обедал с ними у них; только я. Звонил Г.Ф. Жакэ, рассказал, что когда ехал, то грустил, потому что «пить не хочется». А так и было. Он смеется. «Совсем не будете пить», — говорит. В среду я буду у него, для дальнейшего, напишу тебе. Сейчас 7 утра; хозяева еще спят, а я сижу и пишу. Солнышко мое, радость моя! Целую твои ручки-ножки и пальчик-двояшку на ножке; будь спокойна, любимая.

Всегда твой Саша.

Примечания

Датируется предположительно, по содержанию письма. Печатается по тексту доклада С. Барановой «Весь навсегда твой Саша» [21: 24—25]. Подлинник находится в РГАЛИ (Ф. 127. Оп. 1. Ед. хр. 69). Публикуется впервые.

1. Он в Дет<скую> ром<ан>-г<азету>... — Имеется в виду «Роман-газета для ребят».

2. ...«Вокруг Центр<альных> Озер»... — О публикации повести в «Роман-газете для ребят» не известно.

3. ...в «Федерации»... — Имеется в виду Изд-во «Федерация», созданное в Москве в 1929 г. на базе нескольких кооперативных издательств; в 1932 г. переименовано в «Советскую литературу». Первый заведующий издательством — А.Н. Тихонов (Серебров).

4. ...в «Лит<ературную> газету»... — Еженедельная литературная и общественно-политическая газета, орган Правления СП СССР, выходит с 1929 г. в Москве.

5. ...Дворец труда... — Здание на ул. Солянка в Москве, где находились редакции.

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.