Вторая родина

Персонаж Грина, точнее проекция его собственной личности, замаскированная под вымышленный образ, уверен: у людей — две родины.

Одна — та, где ему угораздило родиться.

Вторая — та с которой он чувствует духовное родство и куда его неосознанно влечет.

— Отныне я находился в плену своего желания быть там, куда потянуло меня всей душой и где я нашел вторую, настоящую родину. У человека их две, но не у всякого; те же, у кого две знают, что вторую можно завоевать, тогда как первая сама требует защиты и подчинения.

Большинство ограничиваются одной и жизнь их пахнет «кислой капустой, кашей и постным маслом».

Иные — находят в себе силы послать все к черту и сделать выбор. Отторгнуть их настоящую (но на самом деле — навязанную им местом рождения) — жизнь и шагнуть навстречу подлинной.

— Повязка упала с моих глаз: я увидел, что я свободен, ничем не связан и волен распоряжаться собой — рассказывает бывший чиновник, а ныне охотник по имени Диас. — Ничто не мешало мне вернуться... Еще не был отрезан путь отступления. ...Я боялся внезапной слабости, малодушных и казуистических размышлений, но, к счастью, увидел, что нахожусь в лихорадочном состоянии беглеца, в азарте.

Грина не интересовали обычные люди. Его влекло к тем, кто может, вдохновившись иллюстрацией с изображением горных пастухов в Андах, вскочить и захлопнуть за собой дверь!

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.