М.С. Алонкиной. Лето 1920, Петроград

Милая Мария Сергеевна, я узнал, что Вы собирались, уже, явиться в свою резиденцию, но снова слегли. Это не дело. Лето стоит хорошее; в СПб. поют среди бульваров и садов такие редкие гости, как щеглы, соловьи, малиновки и скворцы. Один человек разделался с тяжелой болезнью так: выпив бутылку коньяку, искупался в ледяной воде; к утру вспотел и встал здоровым.1 Разумеется, такое средство убило бы Вас вернее пистолетного выстрела, но, всё же, должны Вы знать, что болезнь требует сурового обращения. Прогоните ее. Вставайте. Будьте здоровы. Прыгайте и живите.

Желаю скоро поправиться. А.С. Грин.

Примечания

Алонкина Мария Сергеевна (1903—1939), секретарь Литературной секции Дома искусств. Ей посвящен альманах «Серапионовых братьев» (1922), ее упоминают все писавшие о ДИСКе, где она была общей любимицей: «Марья Сергеевна Алонкина, или, попросту, Муся Алонкина, энтузиастка рождающейся советской литературы. Она с четырнадцати лет работала в Петрокоммуне, а затем — такие повороты были тогда часты — стала секретаршей Дома искусств». [14: 67, 68]; «Говоря о Литературной секции нашего Дома искусств, невозможно не вспомнить веселую, молодую, приветливую Мусю Алонкину, которая была секретарем этой секции. Свое дело она любила до страсти. <...> Молодые литераторы то и дело влюблялись в нее, но она была не склонна поощрять их ухаживания. С большим уважением относились к ней именитые старцы Дома искусств: почетный академик А.Ф. Кони, беллетрист Вас. Ив. Немирович-Данченко, бывший политэмигрант Л.Г. Дейч. Каждому из них было в то время без малого восемьдесят. <...> Все они благоволили к милой Мусе и подолгу разговаривали с ней» [15: 349]. Об отношении А. Грина к М. Алонкиной вспоминала Н. Грин: «Заговорили о Марии Сергеевне. <...>

— Как ты увлекся ею?

— Да и сам не знаю. С первого же ее визита ко мне отнесся к ней внутренне подозрительно (были тому причины и факты), а увлечься — увлекся. <...>

Увлекся он самозабвенно. Понимая умом нелепость своего с нею соединения, свою старость в сравнении с нею и во внешнем своем облике, он горел и страдал от страсти. Страдания довели его до настоящей физической лихорадки. А она увлеклась другим» [16: 211, 191].

Датируется предположительно, по содержанию письма: знакомство А. Грина с М. Алонкиной, вероятно, состоялось в Доме искусств, где писатель прожил только одно лето 1920 г. [17: 38]. Печатается по фотокопии автографа, хранящейся в ФЛММГ (КП 1731 /Ф 433). Подлинник находится в РГАЛИ (Ф. 127. Оп. 3. Ед. хр. 6).

1. ...встал здоровым. — Аналогичный сюжет использован А. Грином в рассказе «Борьба со смертью».

Главная Новости Обратная связь Ссылки

© 2019 Александр Грин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
При разработки использовались мотивы живописи З.И. Филиппова.